Бизнес: платформа Vkursi Zemli

14 ноября 2021 Пригодится для: Предприниматели

Артем Беленков придумал пересчитать и оцифровать все земли в Украине. В интервью проекту «Я делаю бизнес!» он рассказал, как создавал свой стартап. Ostapp Journal публикует самое интересное из беседы.

Кто-то говорит, что земельная реформа для нашей страны — это очень круто, а кто-то, наоборот, очень против. А я вот ничего в этом не понимаю, поэтому мы и решили встретиться с человеком, у которого стартап так и называется «Vkursi Zemli» Если он в курсе, значит и мы с вами сейчас будем в курсе.

Артём Беленков (34) — айтишник, который решил помочь аграриям и создал компанию Smart Farming, а потом ещё и стартап Vkursi Zemli в котором решил посчитать и оцифровать всю землю в Украине, чтобы ты такой «хоп» зашёл на сайт и видишь, что земля от сих до сих принадлежит Вове Дантесу, например.

С 1 июля 2021 года в Украине открылся рынок земли. Открытие рынка земли способствует тому что мы наконец-то переходим из разряда стран, таких как Венесуэла, Северная Корея, в которых этого нету, к странам, в которых если у тебя есть собственность, ты можешь её продать.

Реформа даёт возможность продавать, по сути ты можешь реализовать своё право, как собственник чего-либо. Но с другой стороны, ты можешь покупать только у местного бизнеса. Если мы с тобой арендуем земли у тысячи пайщиков и обрабатываем их, у нас с тобой приоритетное право покупки. Перед тем, как появится любой инвестор, который будет претендовать на эту землю, пайщик должен прийти к нам и спросить, будем мы покупать или нет.

На своей платформе, в приложении, вы делаете оцифровывание земли. Что такое оцифровать землю?

АБ: Смотри, сейчас, если ты аграрий и работаешь с пайщиками, у тебя есть десять тысяч гектар, соответственно, есть пять тысяч собственников земли, у которых ты арендуешь.

В голове каша, ты постоянно думаешь о том, как это всё учитывать, какие договора подписаны, какие продлены, мысли заняты проблемами управления этим земельным банком, а наша задача сводить это всё, постоянно её проверять и подавать для пользователя под удобным интерфейсом. Если ты аграрий, то управляй, смотри за своими конкурентами, кто что покупает, какие у тебя есть риски. Если ты банк — проверяй земельные участки.

То есть, это как биржа?

АБ: Пока это ещё не биржа. На первом этапе наша задача привлечь каждого из участников рынка, что бы все были в одной системе.

Почему ты придумал эту платформу? Как ты к этому пришёл?

АБ: Уже восемь лет я являюсь основателем SmartFarming и мы занимались тем, что оцифровывали для аграриев их земельный банк, проводили инвентаризацию договоров, обмеривание полей а со временем решили уже с партнёрами запустить Vkursi Zemli.

Это всё деньги, откуда их взять, и как их потом вернуть?

АБ: Ну, модель достаточно простая, у нас есть разные источники информации, мы их сводим и продаём два типа продуктов. Один — это некий софтвер сервис, в который ты заходишь, и оплачиваешь подписку на год за использование инструментов. Аграрий заходит и у него свой инструмент, аналитика. Громада видит недополучение бюджета и начинает выбивать деньги, инвестор смотрит на рост своего портфеля, и риски по нему. Банк просматривает, брать ли ему в залог этот участок или нет. Нам эти все компании, банки, аграрии и громады платят подписки.

Это большая подписка?

АБ: Зависит от многого, например, там, громада может нам платить около 20.000-30.000 гривен в год от сельского совета. В Украине, например, десять тысяч сельских советов, а аграрии нам могут платить за рабочее место – это две тысячи гривен в год, либо девять тысяч гривен в год, в зависимости от функционала. Соответственно, банки нам платят за подписку на год за пользование продуктом и отдельно за пробивку каждого участка.

Идею вы эту придумали как только поняли что грядёт снятие..?

АБ: Да, мы ждали этого все восемь лет, ждали открытия рынка земли. Просто раньше мы не видели таких возможностей для платформенного решения, больше были в услугах и проектах. «SmartFarming» и дальше занимается услугами и проектами, и там есть что делать, а мы поняли, что это отдельная бизнес модель, тут нужна отдельная команда, и нужно этот проект развивать отдельно, независимо.

Допустим, через пять лет, есть двадцать тысяч игроков, которым принадлежит земля, зачем тогда им вы, если всё и так понятно?

АБ: Меня этот вопрос тревожил все эти восемь лет, потому что я всегда думал, что рынок откроется тогда, когда закончится бизнес. Я поехал в восточную Европу, там очень похожий менталитет людей, пост совок, и там есть рынок земли, который функционирует где-то лет десять, а где-то все двадцать. Смотрел что и как происходит в этих странах и вот у них, спустя время, ничего не поменялось. Есть точно такая же шахматная доска, там 70% людей не хотят продавать землю, это как сокровенный актив. Часть компаний выкупили какие-то собранные массивы, часть не собранные, и вот к этому хаосу, который есть сегодня, добавляется просто отдельная аналитика, и, если раньше было в аренде, не в аренде, то сейчас ещё появляется собственность и не собственность, всё.

Так, а тогда в чём смысл? Тогда в чём смысл этих законов всех, если ничего по сути не меняется.

АБ: Ну, если бы этот закон приняли 30 лет назад, то сегодня, возможно, мы были бы с полноценным рынком, с консолидированными массивами, инвестициями и так далее. Тут нужно время на изменение культуры людей, на то, чтобы технически рынок отработался, чтобы люди начали доверять маркетплейсам, инструментам разным. Сейчас это как эволюция от обезьяны до человека, в плане рынка земли, мы делаем лишь первый шаг.

Раньше ты не мог просто взять чемодан с деньгами прийти и официально купить землю, а теперь можешь. И всё это красиво, понятно, прозрачно. Когда буду покупать землю, обязательно приду с чемоданом.

Слушайте, вы хотели оцифровать поле? Ну не знаю, как вы, а я хотел оцифровать поле, впервые в своей жизни я буду..., во-первых, летать на дроне в кадре, во вторых я буду оцифровывать поле, а это кому-то из вас да пригодится.

АБ:  Он сам всё делает, если нужно перезарядить батарею он прилетит на перезарядку, и потом получится фото всего поля. Он обработает этот участок за десять минут, так как 38 гектар – это не много для него.

Ага, высоко полетел.

АБ: Да, 250 метров. Соответственно, он делает фотографии, потом они идут с перекрытием одна на другую, сшивается общая фотография поля и получаем детальное разрешение сантиметров на пиксель, что позволяет нам оцифровать контур, понять рельеф, точную площадь поля.

Дальше два назначения использования: первое — это для учёта земельного банка, а второе — это то, что SmartFarming использует, оцифровать качество проведения операции. Условно, если у тебя техника ездит криво, ты вытаптываешь посевы, где-то пересеяли, где-то не досеяли, а мы вот эти факапы оцифровываем, и уже на основе этого, даем аграрию аналитику о том сколько денег он недополучит из-за каких-то таких проблем, сколько денег надо чтобы это исправить, какая окупаемость инвестиций.

А сколько у вас таких вот уже клиентов?

АБ: У SmartFarming сотни клиентов, мы давно этим занимаемся, и потом есть Vkursi Zemli — это open data-платформа, продаётся как подписки, у нас там тоже сотни клиентов за первый год, плюс сейчас там около 10 банков, порядка 50 территориальных громад, они тоже подключились к сервису. И есть образовательная платформа, что типа Coursera для агрария, где мы там сейчас онлайн курсы выкладываем, постоянный продакшн идет курсов, по земельному банку, по точному земледелию, и по повышению эффективности.

Задайте свой вопрос

Все вопросы

Будьте всегда в курсе

Подпишитесь и получайте на почту свежие статьи о ведении бизнеса
и новостной дайджест.

Подборки